Ice Truck Killer
六代目
Автор: Ice Truck Killer
Фэндом: Как приручить дракона
Название: Одно на двоих
Персонажи: Иккинг, Беззубик
Рейтинг: G
Жанр: джен, фэнтези, экшн
Размер: планируется миди
Статус: в процессе
Дисклеймер: все права на каноничных героев принадлежат создателям мультфильма
Саммари: Продолжение истории дружбы мальчика-викинга и дракона, которого он приручил.
От автора: пишется по мотивам фильма

Глава 1. Единственный шанс.
Яркая вспышка цвета индиго озарила темное небо, и ликующий крик разнесся по округе, эхом отражаясь от гор. Эти мрачные скалы, которые в темноте выглядели еще более устрашающими, казались такими родными и, не смотря ни на что, уютными. Словно старый дом, покинутый еще предками, в который, по неизвестной причине, так и тянет возвращаться вновь и вновь.
- Как тебе, а?- поинтересовался парнишка, улыбаясь во весь рот. Ему приходилось кричать, чтобы его голос был громче свистящего в ушах ветра.
В ответ на его вопрос послышался лишь задорный рык. Ладонь парня легла на гладкую чешую, а затем перебралась на шею, почесывая довольную рептилию. Подобное всегда немного сбивало дракона, и он начинал петлять в воздухе. Но для человека, восседавшего у него на спине, это уже давно перестало быть проблемой – он научился удерживаться на некогда самом опасном драконе еще в первые недели их знакомства, а теперь это для него и вовсе было раз плюнуть. Сложно не удержаться на драконе, когда выкованная из железа нога соединена с седлом, пристегнутом к самому дракону.
Прошло не так много времени, а юный викинг уже успел соскучиться по приятному ощущению полета, по свободе, которая пронизывает каждую клеточку тела, стоит только взмыть в небо, по звездам, чей холодный свет с каждым взмахом крыла становится все ближе.
- Потрясающе, - заворожено проговорил Иккинг, всматриваясь в огни факелов острова Олух, пока Беззубик плавно пикировал вниз. - Первый раз после того происшествия удалось улизнуть из дома. - Дракон понимающе зарычал и вильнул хвостом, чуть сменив курс полета. - Э, нет, брат, надо домой, иначе…
- Иккинг!
- Приехали, - проворчал парень, и потрепал Ночную Фурию по загривку.
Когда дракон приземлился, Иккинг ловким и уже привычным движением щелкнул застежку, высвобождая покалеченную ногу, и спрыгнул на землю. Стальной протез от Плеваки, конечно, был хорош, но доработать его не мешало. Зато теперь это не просто протез, а целое сооружение для полетов на драконе!
Прихрамывая, Иккинг подошел к белокурой девушке и виновато взглянул на нее.
- Астрид, я знаю… - он неуклюже потоптался на месте, оглянулся на Беззубика, но, поняв, что помощи от питомца ждать не следует, вновь посмотрел на Астрид. - Я знаю, отец пока что не хочет, чтобы я улетал далеко от острова, да еще и ночью, но…
- Иккинг, твой отец захворал… - осипшим голосом проговорила Астрид. Только сейчас он заметил, какой испуганной и растерянной выглядит эта сильная духом девушка. - Говорят, он просил позвать тебя, но тебя не было дома и…
Глаза Иккинга округлились, а чувство вины и злости на самого себя начинало переполнять его. Беззвучно, одними губами, произнеся «отец», он рванул к своему дому. Быстро бежать не получалось из-за отсутствия немаловажной части тела, но он старался изо всех сил скорее добраться до массивной деревянной двери, отварить ее и увидеть своего отца.
Дракон склонил голову вбок, а затем хотел припустить за своим хозяином, но Астрид его задержала.
- Не надо, Беззубик.
Обычно он слушался только Иккинга, да и то в исключительных случаях, однако сейчас он прислушался и к Астрид, оставшись смотреть печальными глазами вслед отдалявшемуся от него парнишке. Иккинг был ему не просто хозяином, он был его другом. Тем самым единственным человеком, который изменил весь уклад викингской общины, объяснил людям, что драконы тоже все чувствуют и понимают, хоть и не могут этого сказать. Физически слабый мальчик, но имеющий богатый внутренний мир. С его мышлением можно хоть с юных лет в старейшины метить!
Но судьбой Иккингу было предначертано стать вождем племени, когда придет время сменить отца. О, Один, ему не хотелось верить в то, что его отца может сломить болезнь! Поэтому он продолжал бежать, петляя меж домами, и не обращая внимания на боль, которую причиняло покосившееся крепление ноге, железными когтями впивающиеся в кожу.
Отворив тяжелую дверь, он заскочил в дом и остановился лишь тогда, когда добрался до комнаты отца. Тяжело дыша, он переводил взгляд с Плеваки на Старейшину, которые своими спинами загораживали кровать вождя.
- Пап… - неуверенно произнес Иккинг, боясь даже подойти ближе. Он так и застыл в дверях комнаты, продолжая умоляюще смотреть на ночных гостей.
- Иккинг, - повернулся к нему Плевака.
- Он… - сглотнул парень, пытаясь разглядеть отца.
- О, нет-нет, Тор с тобой! - уверил его старый кузнец. - Он сейчас спит.- Плевака подозвал своего подмастерья крюком, который торчал у него вместо руки. - Мы договорились встретиться, посидеть, выпить медового пива, но когда он не пришел… - Плевака почесал затылок крюком. - Ты же знаешь, какой у тебя ответственный отец. Вот я и забеспокоился – вдруг с тобой что-то случилось, он только в таких случаях может задержаться. Прихожу, а тут вот, - он неопределенно развел руками.
- Ведь было все в порядке… - пробормотал дрожащим голосом Иккинг. Ему было страшно осознавать, что, возможно, последнее, что он успел сказать отцу, было «пойду спать».
Он сделал несколько шагов, и оказался у кровати отца. С виду Стоик Обширный выглядел точно так же, как если бы он просто спал. Хотя капельки пота, выступившие на лбу, выдавали жар, охвативший его.
- Чем ему помочь? – обратился Иккинг к Старейшине.
Старуха лишь покачала головой, и покрепче ухватилась за свой посох.
- Да как же так? Должен же быть способ…!
- Иккинг, Иккинг, поди сюда на минутку, - спохватился Плевака. Он знал парнишку с самого рождения, и за то время, что тот работал в кузнице, он успел изучить характер сына вождя. И сейчас он был уверен, что только надежда может удержать Иккинга от глупостей. – Когда-то давно мы встречались с этой заразой, и справиться с ней помогла… хм… как же ее там?..
- Цетрария, - проскрипела Старейшина.
- Точно-точно, цетрария! - закивал Плевака.
- А что это такое? – нахмурился Иккинг.
- О, это чудотворное растение! – ответил Плевака. – Вообще-то, на деле, это лишайник, но зато какой! Его целебные свойства делают его просто незаменимым.
Иккинг тут же просиял, словно только что увидел яркий луч, сияющий где-то вдалеке только для него.
- Получается, нужно просто принести это… эту цетра-чего-то-там?
Старейшина и Плевака переглянулись: взгляды у них были какие-то обреченные.
- Понимаешь, - начал Плевака, приобняв Иккинга, - лет десять назад цетрария совсем исчезла с нашего острова. – Он огляделся опасливо. – Говорили, что это… драконы все уничтожили, - при этих словах он перешел практически на шепот, будто боялся обидеть упомянутых рептилий, хоть и было очевидно, что никаких драконов рядом нет.
- Линдхольм, - тихо проговорила Старейшина. Она разговаривала очень редко, поэтому ее слабый голос всегда привлекал к себе внимание.
- Соседний остров другого племени? – удивленно возвел брови Плевака.
- Там должна быть цетрария, - продолжала старуха, не обращая внимания на кузнеца.
Глаза Иккинга заблестели, но не от слез, а от радостного известия. Он знал, что не все потеряно!
- Я… я понял, - закивал он, задыхаясь от нахлынувших чувств. В нем пробудился огонь, который дремал с тех пор, как он вместе с Беззубиком победил древнюю рептилию на Острове Драконов.
Иккинг тут же ринулся на верхний этаж дома, в свою комнату. Схватив первый попавшийся мешок, он принялся собирать все, что могло бы ему понадобиться в пути – питье, еду и всякие мелочи. Не забыл он прихватить и нож. Он знал, конечно, насколько сильно Беззубик не любит оружие, но без этого отправляться в путешествие опасно.
Затолкав все вещи в небольшой мешок, он перекинул его через плечо и спустился вниз. Сердце колотилось в груди, словно бешенное: из-за предстоящего путешествия, из-за беготни по дому, из-за боязни не успеть вовремя…
- Я скоро вернусь, пап, - сказал Иккинг, крепко сжав руку отца. Еще несколько долгих секунд он продолжал держать теплую ладонь в своих руках и смотреть на лицо отца, стараясь запомнить каждую его морщинку. А затем он выбежал во двор.
- Иккинг, да постой же ты…! – поковылял за ним Плевака. У него тоже был протез, как и у Иккинга, но юношеской силы и боевого запала у него уже было явно меньше. – В том селении никто не знает о том, какие на самом деле…
Черные, как сама ночь, крылья раскрылись. Несколько взмахов позволили приподняться над землей. Еще секунда – и Ночная Фурия вместе с Иккингом, восседавшем у дракона на спине, исчезли яркой вспышкой, затерявшись где-то в ночном небе.
- …драконы, - договорил Плевака, понимая, что это уже бессмысленно.

Глава 2. Валькирия.
Сон беспощадно заслонял пеленой глаза, что мешало концентрации. Пару-тройку раз сконструированная часть хвоста принимала не оптимальную для полета позицию – третью, - а посадочную вторую или же вовсе четвертую. В такие моменты Иккинг начинал думать, что было бы проще, если бы Беззубик мог сам руководить полетом. И ведь Иккинг сделал своему дракону подарок, на праздник Обжимашек: он смастерил новый протез для хвоста, который не нуждался бы в наезднике, чтобы полету ничто не мешало, чтобы он был таким же свободным драконом, как и его сородичи. Но Беззубик сам отказался от такой свободы, и это он дал ясно понять, когда разбил на щепки этот «подарок» об лед. Кто бы мог подумать, что дружба человека и дракона может быть настолько сильна!
- Прости, брат, нога соскользнула, - в очередной раз извинился Иккинг, когда дракон чуть было не врезался в скалу. Беззубик мотнул головой и порычал. – Да, ты прав. Наверное, стоит передохнуть.
Время близилось к рассвету, а они оба за весь день так ни разу и не отдохнули: сперва дела в селении, затем работа в кузнице, после – побег из дома и полет дальше обычного, а теперь еще и несколько часов непрерывного пути до Линдхольма. Остров, мягко сказать, оказался дальше, чем можно было себе представить. Нет, Иккинг, конечно, знал, что вплавь дорога до него обычно занимает несколько дней, но был уверен, что по воздуху они доберутся гораздо быстрее.
Отыскав в открытом море более подходящий островок, размером раз в десять больше Пристеголова, они приземлились. Тщетные попытки Иккинга самостоятельно развести костер закончились провалом. Он был настолько подавлен, что даже такие простые вещи не получались, хоть он и умел делать это с самого раннего детства. Беззубик наблюдал за парнишкой, усевшись рядом, а затем изверг немного пламени в уготовленное для этого место. Гореть особо было нечему – разве что нескольким доскам, которые, судя по всему, были обломками какого-то корабля, - поэтому, съев яблоко и кинув Беззубику две рыбешки, которые он успел прихватить из дома, Иккинг вытащил сеть и попытался наловить еще рыбы. Он знал, что на мелководье рыбу ловить куда более продуктивно (да и речная рыба ему нравилась больше, чем морская), однако в свете огня ему показалось, что и здесь, на островке в открытом море, можно чем-нибудь поживиться.
- Не густо сегодня. Что скажешь? – он выудил из воды пустую сеть, а затем вернул ее обратно.
Дракон вильнул хвостом пару раз, с любопытством вглядываясь то в Иккинга, то в воду, которая в темноте казалась черной. Его довольная мордашка сменилась беспокойной миной: зрачки сузились, пасть чуть приоткрылась, обнажая зубы. Беззубик напрягся, немного попятился назад и зарычал.
- Что с тобой? – обернулся к нему Иккинг и улыбнулся. – Нет здесь угрей. Разве что треска всякая… - Парень поднял вверх пустую сеть, демонстрируя отсутствие мерзких и ужасных для Ночной Фурии речных созданий. – Видишь?
Что-то мокрое и липкое медленно заползло на руку и обвилось вокруг запястья. «Нечто», подобно тискам, сжимало запястье все сильнее, и Иккинг начал чувствовать, что что-то, напоминающее мелкие шипы, начинает впиваться ему в кожу.
- Ты не из-за угрей рычал, да? – безнадежно поинтересовался он, опасливо косясь на свою руку.
Скользкая нечисть резко дернула Иккинга – ему даже померещилось, что рука его теперь канула в Лету, как и некогда нога – и он скрылся под водой, успев только пискнуть перед тем, как пойти на дно. Воздуха, который Иккинг успел задержать, надолго и так не хватило бы, так он еще и выпустить его умудрился буквально через секунду, после того, как ушел пол воду. Еще бы! Он хоть и викинг, подружившийся с драконами, но любой бы испугался, увидев пред собой белоснежную громадину, почти в три раза больше Ночной Фурии. Крылья дракона были настолько тонкие, что создавалось впечатление, будто они прозрачны и невесомы. Внешне он напоминал Ужасное Чудовище – самовоспламеняющегося дракона, - но казался более изящным и вдумчивым. Не будь Иккинг в таком положении, он был бы заворожен необычайной красотой этого дракона, и мог бы смотреть на него часами. А сейчас…
Пальцы сомкнулись на той самой скользкой штуке, которая обвилась вокруг запястья, напрасно потратив энергию на попытки высвободиться. Это оказался хвост. Удивительно, насколько длинный и тонкий был его кончик! И как же крепко он держал парня за руку, утягивая следом за собой, в темные воды…
Беззубик появился также неожиданно, как этот белоснежный дракон. В воде он двигался намного медленнее, чем в воздухе, однако качество его пламени ничуть не ухудшилось. Иккинг видел, как пламя, словно стрела, летит в хвост белого дракона. Подводная Валькирия – так его успел мысленно окрестить Иккинг – издал беззвучный рев, подавленный морем, ослабил хватку хвостом, а затем и вовсе выпустил запястье парня из ловушки.
Легкие сжались, вызывая жгучую боль в груди, и в глазах потемнело. Иккинг перестал сопротивляться чему-либо, перестал пытаться выбраться на поверхность, перестал следить за Беззубиком, который так отважно бросился на белого дракона…
Свежий воздух обрушился на Иккинга, словно снежная лавина. Он широко распахнул глаза. Воздух горячим металлом разлился в груди, заставляя кашлять до тех пор, пока не было ясно, что во рту больше не чувствуется солоноватый привкус морской воды.
Иккинг лежал на спине, раскинув руки в стороны, и всматривался в небо, озаренное первыми лучами солнца. Только через минуту-другую он смог заставить себя сесть и осмотреться в поисках своего спасителя. Беззубик сидел рядом.
- Спасибо, брат, - прохрипел Иккинг, протягивая руку, чтобы погладить Ночную Фурию. Дракон звучно выдохнул ноздрями и дернулся, не давая прикоснуться к себе. Иккинг вопрошающе-жалобно смотрел на своего дракона, пытаясь понять, в чем успел провиниться перед ним. Взгляд Беззубика метнулся к руке парня. – Всего лишь царапина, - улыбнулся Иккинг и вытянул вперед руку, на которой до сих пор ощущалось присутствие хвоста подводного дракона, в знак доказательства. Беззубик демонстративно отсел чуть дальше, всем своим видом показывая, что не желает, чтобы к нему прикасались. – Ладно, хорошо, сейчас перевяжу, - сдался Иккинг, подползая к мешку с вещами. – Не так уж и болит, - проворчал он, на что Беззубик ответил недовольным рычанием. – Все-все, уже перевязываю, видишь?
Иккинг поднялся на ноги и показал дракону перевязанную руку. Судя по довольной, хоть все еще и строгой мине Беззубика, последний остался доволен, а потому – дал Иккингу себя погладить. Он положил ладонь на загривок дракона и сделал пару осторожных шагов ближе к воде. Зная, что Беззубик рядом, он не боялся за сохранность своей жизни. Зато боялся за своего дракона.
- Ты как, дружище, нормально?
Беззубик встрепенулся и растянул пасть в жизнерадостном оскале. Этой «улыбке» он научился у Иккинга. Выходило, конечно, не как у людей, но все же довольно мило, поэтому он не стеснялся показывать свою драконью улыбку.
- Давай-ка уберемся отсюда, - предложил Иккинг и, закинув мешок за спину, взобрался на спину Ночной Фурии.
Беззубик спорить не стал – ему и самому явно не хотелось надолго задерживаться в этом месте. Поэтому он взлетел сразу же, как только Иккинг проверил крепления и поудобнее устроился. Когда они взлетели, Иккинг еще долго всматривался в воду, пытаясь увидеть в ней того белого дракона, но ничего, кроме поблескивающих на солнце прозрачных волн, не было.
- Никогда не слышал о драконах, живущих в воде… - задумчиво пробормотал он спустя некоторое время.
Беззубик лишь ревниво фыркнул. Ему никогда не нравилось, что Иккинг обращает свое внимание на кого-то еще. А сейчас, когда он так серьезно задумался о драконе, который чуть было не убил его, Беззубик и вовсе поник. Его внутренний страх потерять лучшего друга становился все больше и больше.
- Эй, смотри-ка! – указал Иккинг вдаль, пытаясь разглядеть пейзаж из-за облаков. – Это ведь…
Небольшой остров, на зеленых холмах которого ровным слоем лежал снег. Издалека можно было разглядеть тонкие, небесно-голубые линии, изрезавшие остров вдоль и поперек – многочисленные реки, попадавшие на остров из моря и уходившие обратно. Линдхольм в размерах был больше Олуха, и, надо было признать, прекраснее. И где-то среди всех этих красот обязательно должно быть целебное растение, способное спасти жизнь человека, деяния которого всегда были направлены на благо людей, окружающих его.
Беззубик приземлился близ речки, протекавшей не так далеко от морского берега. Он так и не смог толком отдохнуть и был несказанно рад тому, что, наконец, выпил вкусной, чистой воды из прозрачной реки, а заодно и словил одну рыбешку.
Иккинг, тем временем, сидел и расчерчивал палкой на земле схемы, наиболее подходящие для дальнейших поисков по всему острову. Время от времени он почесывал забинтованную руку и разминал постоянно затекающее запястье.
- Если мы сперва проверим западную часть острова… - он чиркнул палкой, вырисовывая стрелку, - большая вероятность, что именно там может быть это растение. Как тебе?
Он обернулся к Беззубику, чтобы узнать его мнение, и невольно улыбнулся. Дракон распластался на высокой, сочной траве неподалеку от него, довольно раскинув крылья и задрав вверх лапы, изредка подергивая ими от удовольствия. Совершенно беспомощное и удовлетворенное состояние для Ночной Фурии.
- Ах ты лентяй, - засмеялся Иккинг, поднимаясь.
Ничто не умиляло его больше, чем Беззубик в подобном состоянии. Он чувствовал вину за то, что как следует не поблагодарил дракона за спасенную жизнь, поэтому решил хотя бы почесать его шею.
Оставалось всего два шага до Ночной Фурии, и Иккинг вытянул вперед руку, когда сверху на дракона упала огромная, тяжелая сеть, придавив его к земле, лишая любой возможности подняться.
- Беззубик!
Парень кинулся к сети, пытаясь поднять ее и высвободить бьющегося под ней друга. Дракон тревожно взвыл, и в тот же миг на Иккинга кто-то набросился со спины. Двое викингов кубарем покатились к реке, а когда остановились, то Иккинг обнаружил себя лежащим на спине, а к его горлу был приставлен нож. Сверху на него с ожесточением смотрела пара серо-голубых глаз.
- Ты чего творишь? – спросил незнакомец.
- Что я творю? – опешил Иккинг. Он оттолкнул от себя мальчишку, ловко увернувшись от взмаха ножа.
- Ты хотел освободить это исчадие ада! - кивнул мальчишка в сторону Ночной Фурии, и принялся размахивать оружием перед отпрыгивающим от него Иккингом.
- Постой, что? Исчадие ада? Беззубик? Да он же и овцу не обидит…!
Иккинг уперся спиной в булыжник и зажмурился, когда острое лезвие поднялось над ним и блеснуло на солнце.


@темы: музыка, персонаж: Беззубик (Toothless), персонаж: Иккинг (Hiccup), фанфик